Богдан Данилишин: почему фактическая потребительская инфляция в 2017 превысила прогнозные и целевые значения и какова ее природа?

9 января Государственная служба статистики Украины сообщила, что потребительская инфляция в декабре 2017 по сравнению с предыдущим месяцем составила 1,0%, за год в целом – 13,7% (продукты питания 17,7%). Цены производителей промышленной продукции в декабре 2017 по сравнению с предыдущим месяцем выросли на 1,7%, за год в целом – на 16,5%.

Базовий индекс потребительских цен (БИПЦ) в декабре 2017 по сравнению с предыдущим месяцем составил 100,8%, за год в целом – 109,5% (за 2016 – 5.8%).

Таким образом, фактическая инфляция в 2017 году превысила целевые показатели по инфляции Национального банка Украины (8% с допустимым диапазоном отклонения ± 2 п. п.) и была еще выше, чем годом ранее (12.4%).

Вероятность высшей фактической инфляции по сравнению с прогнозом и целями Национального банка прослеживалась еще в первой половине прошлого года. При таких условиях Совет Национального банка Украины еще летом в своем решении №33-рд, анализируя выполнение Основных принципов денежно-кредитной политики за первое полугодие 2017 года, подчеркнул необходимость активного применения имеющихся инструментов денежно-кредитной (монетарной) политики в целях сдерживания инфляции в пределах 8 ± 2%.

Однако Национальный банк не начал проводить более жесткую денежно-кредитную (монетарную) политику с учетом необходимости балансировки между нивелированием инфляционных рисков и поддержкой экономического роста, а лишь воздержался от смягчения политики. Лишь в конце октября Национальный банк повысил учетную ставку до 13,5% годовых.

Такой шаг регулятора можно частично оправдать необходимостью сохранения существующих темпов экономического роста.

Учитывая такие обстоятельства и рассматривая вопрос о выполнении Основных принципов денежно-кредитной политики за январь-сентябрь 2017 года, Совет Национального банка вновь настаивал на необходимости применения всех средств и методов денежно-кредитной (монетарной) политики с целью достижения определенных целевых ориентиров по инфляции.

Также Совет рекомендовал Правлению «принять меры по концентрации действий Национального банка Украины на достижении целевых ориентиров по потребительской инфляции и обеспечении приоритетности достижения и поддержания ценовой стабильности в государстве во время выполнения Национальным банком Украины своих функций. Принять во внимание, что при установлении целевых ориентиров по потребительской инфляции на текущий год предусмотрена плавная траектория снижения инфляции, которая была консистентна с темпами экономического роста, то есть уже учитывала необходимость поддержания экономического роста. Учитывая сказанное, видится нецелесообразной дополнительная необходимость балансирования между нивелированием инфляционных рисков и поддержкой экономического роста, тогда как, учитывая текущую инфляцию, актуальным является применение всех инструментов для достижения инфляционных целей».

Тот факт, что 14 декабря Правление Национального банка вновь повысило учетную ставку – до 14,5% годовых – свидетельствует об осознании Правлением имеющихся инфляционных рисков. С учетом того, что эффект повышения учетной ставки ощущается с определенным лагом во времени, считаю, что этот шаг будет способствовать снижению темпов инфляции в 2018 году.

Однако следует заметить, что динамика индекса потребительских цен зависит от ряда факторов, среди которых далеко не все входят в таких, на которые НБУ непосредственное влияние. Почему же фактическая потребительская инфляция превысила прогнозные и целевые значения и какова ее природа?

Выше, чем прогнозировалось, прежде всего оказался рост цен на продукты питания, в частности подорожание сырых продовольственных товаров, что определенным образом отразилось и на ценах на продукты питания с высокой степенью обработки. Кроме того, высокими темпами росли цены на топливо, что было обусловлено постоянным повышением мировых цен на нефть, которое наблюдалось в течение второй половины 2017 года, и услуги.

Текущая инфляция – это инфляция предложения, то есть связана в первую очередь с повышением цен производителями продукции из-за роста их производственных затрат, а не потребительского спроса. Есть основания констатировать и некоторое усиление потребительского спроса, ведь в прошлом году существенно выросли остатки по кредитам, предоставленным населению в национальной валюте, которые в значительной степени направлялись на покупку автомобилей и другие потребительские нужды. Однако, если проанализировать подробнее структуру и динамику цен на товары и услуги, входящие в состав индекса потребительских цен, можно сделать некоторые выводы.

Основную долю указанного набора составляют продукты питания. Впрочем, учитывать повышение цен на них из-за высокого потребительского спроса видится не совсем корректным, поскольку человек, естественно, не может существенно увеличить потребление пищи. Зато спрос может повыситься на услуги, когда общество становится более состоятельным, и товары длительного пользования, такие как автомобили, бытовая и компьютерная техника, фотоаппаратура и тому подобное. Однако рост цен на указанные товары в 2017 году было значительно ниже, чем, скажем, на продукты питания, алкогольные напитки и табачные изделия, товары и услуги, которые регулируются административно, в частности услуги ЖКХ, и на топливо.

Сказанное отнюдь не дает оснований констатировать инфляцию спроса, которая является объектом косвенного влияния денежно-кредитной (монетарной) политики. Зато кажется недооцененным эффект переноса роста цен производителей на конечную цену потребительских товаров. Хотя для окончательного подтверждения этого тезиса необходимо подробнее исследовать этот вопрос.

В итоге стоит отметить, что Украина все же переживает инфляцию предложения. Под влиянием износа основных производственных фондов, низкой эффективности и производительности труда, увеличения стоимости оборудования, сырья, полуфабрикатов, из-за высоких процентных ставок по кредитам растет себестоимость продукции. Из-за увеличения расходов производители вынуждены поднимать отпускные цены. Это транслируется в цены розничные.

То есть ключевым фактором динамики потребительских цен сейчас является увеличение себестоимости продукции. По итогам 2016 рост цен производителей составил 35,7%, с лагом в 6-9 месяцев – это транслировалось в повышение потребительских цен. В 2017 году – ИЦП – 16.5%.

Для улучшения инфляционной ситуации только повышения ставки центрального банка, что является стандартной центробанковской практикой борьбы с инфляцией, однозначно недостаточно. Более того, нельзя исключать тот факт, что при инфляции предложения рост банковских ставок по кредитам, который может произойти в результате повышения учетной ставки НБУ, отечественные производители заложат в стоимость продукции, что, в свою очередь, может стимулировать рост цен.

Несмотря на это, Национальный банк Украины вынужден с обоснованной осторожностью относится к использованию учетной ставки в качестве инструмента борьбы с инфляцией. Это несколько ограничивает возможности Национального банка в борьбе с инфляцией (с учетом того, что учетная ставка является основным инструментом политики НБУ).

Если говорить о компетенции Национального банка в этой плоскости и принимать во внимание действенность его инструментария, то стоит отметить потенциал в регулировании предложения средств, особенно в тактическом плане. Несмотря на введение в Украине монетарного режима инфляционного таргетирования, никто не отменял постулаты монетаризма, а именно влияние на инфляцию изменения объемов средств в обороте. Для обеспечения стабильности национальной денежной единицы в Украине нельзя допускать даже краткосрочного произвола в регулировании предложения гривны, ведь это остается весомым фактором инфляции, как и обменный курс национальной валюты к другим валютам.

В то же время видится необходимость дальнейшего усиления координации государственной политики и различных органов государственной власти в преодолении инфляции. В частности факт осуществления значительных объемов бюджетных расходов в декабре, соответственно переливание гривны с казначейского счета в Национальном банке на денежно-кредитный рынок, продемонстрировал необходимость жесткой тактической координации денежно-кредитной (монетарной) и бюджетной политики.

Отклонение текущих показателей ИПЦ не означает, что политика инфляционного таргетирования должна быть пересмотрена.

Под таргетированием инфляции НБУ подразумевает выбор ценового ориентира в качестве главной среднесрочной цели. Здесь важно понимать, что трактовка инфляции как переполнение каналов денежного обращения, неполная. Инфляция, хотя и проявляется в росте потребительских (товарных) цен, не является сугубо денежным феноменом, а представляет собой социально-экономическое явление, порождаемое диспропорциями в различных сферах хозяйства. Инфляция – явление многофакторное, в нем много составляющих, если рассортировать их на монетарные и немонетарные, второе, вероятно, окажется больше.

Ситуация осложнилась тем, что с 1 июля в соответствии с решением Кабмина отменено регулирование цен на продукты питания. Поскольку в нашей стране в структуре потребительской корзины высокий удельный вес расходов на продукты питания, то отмена регулирования цен на продовольствие сделала существенный вклад в инфляцию.

Для снижения инфляции необходима координация деятельности НБУ, Кабмина и Антимонопольного комитета. Но АМКУ не преуспел в демонополизации рынков. По состоянию на середину 2017 более 40% рынков в нашей стране были монополизированы, 11% рынков работали в условиях административной или естественной монополии. Монополии и олигополии сложились в ТЭК (65%), в сфере транспорта и связи (82%). Монополисты злоупотребляют своим положением, применяют инструменты, позволяющие максимизировать прибыль путем завышения цен и тарифов. Это отражается на инфляции.

Нужно проводить политику, направленную на увеличение конкуренции, реформирование жилищно-коммунальной сферы с целью предотвращения роста тарифов, которые не обусловлены повышением качества услуг, структурную перестройку экономики с целью снижения ее зависимости от внешних рынков. Такие меры направлены не только на снижение инфляции, но и на обеспечение условий для долгосрочного роста экономики.

Анализируя последствия решения правительства об отмене регулирования цен на продукты питания, считаю его преждевременным, поскольку в условиях монополизированной экономики Украины оно привело к повышению темпов инфляции. Считаю целесообразным возобновление работы Государственной ценовой администрации, которая на этапе перехода экономики Украины от рецессии к росту осуществляла бы контроль за ценообразованием, на которое в настоящее время рынок имеет очень одностороннее специфическое влияние, и ростом потребительских цен.

Влияние НБУ на уровень инфляции существенное, но оно не имеет определяющего значения. Денежные отношения не оторваны от других сфер экономической жизни. Действия, проводимые в рамках возможностей Нацбанка, без других комплексных мер не дадут должного эффекта. Повышение ставки рефинансирования – а это главный инструмент Нацбанка в борьбе с инфляцией – в условиях монополистической структуры рынка не обеспечит снижение инфляции потому, что производители-монополисты поддерживают несоответствие совокупного спроса и предложения с целью обеспечения контроля над ценообразованием.

Инфляция в Украине не является исключительно монетарным феноменом. В общем, инфляция – явление многофакторное. У нее немало составляющих. Если сегрегировать составляющие на монетарные и немонетарные, то именно немонетарных, вероятно, окажется больше. И пренебрегать вкладом немонетарных составляющих в рост цен нельзя.

Например, тарифы национальных естественных монополий и инфраструктурных монополистов влияют на уровень цен в нашей стране. Влияет на цены и стоимость энергоресурсов, которые мы преимущественно импортируем. Может Нацбанк способствовать сдерживанию роста тарифов отечественных инфраструктурных монополистов или влиять на мировые цены на нефть, газ или уголь? Вопрос риторический. Не снимая ответственности с Нацбанка по инфляционной динамике, призываю быть более корректными в оценках причин роста цен в Украине.

Сильное влияние на рост потребительских цен имеют факторы, которые не подконтрольны НБУ. Среди них, вместе с отменой регулирования цен на продукты питания – рост административно регулируемых тарифов на услуги ЖКХ, увеличение цен производителей промышленной и сельскохозяйственной продукции. Эти факторы действуют на стороне расходов, поэтому НБУ ограничен в противодействии росту цен. Для снижения инфляции Нацбанк вынужден повышать учетную ставку, но в период выхода экономики из кризиса это может привести к росту стоимости кредитов и уменьшению объемов кредитования экономики. Потенциал положительного влияния увеличения учетной ставки на сдерживание инфляции в условиях инфляции предложения ограничен.

Богдан Данилишин, Председатель Совета Национального банка